Кораника
Зампредседателя комитета ГД: Российская модель Ислама – лучшая в мире (продолж.)

Зампредседателя комитета ГД: Российская модель Ислама – лучшая в мире (продолж.)

25.06.2009. Зампредседателя комитета ГД: Российская модель Ислама – лучшая в мире (продолж.)

Что остается в итоге?

А остается… духовно здоровый человек (!). Он здоров потому, что понимает, что в жизни его может поддержать и содействовать ему только то, что является положительным для него. А это «положительное» всегда соотвествует объективной мере и природе вещей. И он мобилизуется в этом направлении… Для человека, лишенного ума или «несильного в нем», это недоступно. А здоровый умом человек всегда отличит положительное от того, что примешано к нему в виде грязи и порока. И станет вычищать его. «До блеска»! Пока на нем не останется ни пятнышка! И будет делать это всеми имеющимися у него средствами. Назовем их еще раз. Они достойны того… Это – закон (право), мораль (нравственность), искусство, наука (философия), вера… Ни одно из них не останется в стороне! В свою очередь, ни один порок, каким бы тайным или сильным он ни был сам по себе, не сможет устоять перед натиском этих сил… Понимание этого и умение приводить эти силы в состояние очищающего вихря по отношению к пороку, безнравственному, уродливому следует квалифицировать как высший показатель духовного здоровья и силы человеческого ума. Он демонстрировал эти показатели во всей истории и, к счастью, не утратил их и по сию пору… Но издержки были и есть. Разум изменял себе с мифом. И самым значительным из них стал миф коммунистический. Он сохраняется еще и поные в призывах вернуться к комунистической морали. Как будто это возможно?! Не лучше ли было бы оценить историю в плане того, как при рыночной экономике ей удалось сохранить все ценности и даже развить и приумножить их. Ушли только те, которые были невозможны исторически… А еще и принять в себя коммунизм. Сбежавший от самого себя…
Потому вместо продолжающегося осуждения рынка имело бы смысл взять «немного» ответственности и на себя. И прежде всего в вопросе развития «от коммунизма к рынку», если уж было решено оставить коммунизм. Тогда имело бы смысл разработать программу полноценного вхождения в рынок… Но, как кажется, еще и до сих пор в этом вопросе не все мнения «сошлись в фокусе»… Это видно уже по призыву к борьбе «с моралью денег». Как будто она, эта мораль, упала с неба, а не пришла с рынком. Потому бороться с моралью – значит бороться с обществом, ее носителем… Так люди не могут смириться с рыночным обществом. Но в этот раз используют «не парадный вход», а, простите, «моральный»…
Люди не могут ошибаться в очевидном. И после того, как у них открылсиь глаза. А если они говорят «назад», – пусть даже через «моральный», – значит в этом есть смысл. Власти стоит прислушаться. Или от коммунизма «еще много осталось» или «от рыночной еще мало». Или может «вовсе ничего». Одни лишь слова на презентации. И фото на память…
Итак, рынок является вечным фактором истории, которая реализуется с производством. И не только с одним материальным, но и духовным тоже… А раз так, то было бы, по меньшей мере, наивно думать так, что люди не знали о его негативной «несправедливой» сущности и узнали о ней только «из коммунизма» и учений его мыслителей. Гораздо более плодотворной здесь является другая оценка: как людям удалось совместить эту «несправедливость» с прогрессом истории, добиться «первого метста» для справеливости во всех формах мышления о ней и в целом ряде пунктов материальной практики? Почему по этому пути не пошло коммунистическое мышление? Что вынудило его, оставив исторический опыт жизни, перейти от реальности к мифу? Что вынудило практиковать этот миф целых 70 с лишним лет? Что вынудило делать это, когда первые симптомы несостоятельности учения были очевидны уже в самые первые годы власти? Что привело к взрывному крушению коммунизма? Почему дело нельзя было «спустить на тормозах»? Почему не задумались над этим и не составили программу перехода? Почему люди до сих пор не знают толком, где они? То ли попрежнему в коммунизме, то ли где еще… Если «в коммнизме», то и поддерживать их надо по-советски, а если всё же «на рынке», то надо задействовать рычаги экономической и социальной защиты человека «по-западному»… Есть еще и такая «лазейка», как «переходный период». Но у него тоже должны быть свои правила. И начинаться они должны с четкого расписания этапов… Одним словом, есть над чем задуматься. Одной из таких задумок и является, как кажется, призыв «к берегу в середине воды»… Кругом рынок, а нам предлагают, простите, мораль коммуниза. До того запутались люди!.. Нет, чтобы разобраться «со своей моралью» в своем обществе! Так, нет! Почему-то всё продолжают призывать коммунизм…
Мы уже сказали, что люди в данном случае не ошибаются. Просто «неопределенное» решение вопроса вызывает и «неопределенную» реакцию людей…
Остается приветствовать товарищей, которые призывают к противостоянию «оголтелому имморализму» современного рыночного общества. И в самом деле, если не противостоять, то оно просто уничтожит нас. Похвальна и мысль о том, что «самые разные религии являются союзником государства» в этом вопросе. Совершенно верно! Все религии одинаково осуждают аморализм и несправедливость в обществе. «Все» потому, что все они одинаково исходят от единственного Всевышнего Бога. А еще они осуждают порок никак не по-коммунистически, а на своих, простите, условиях. И эти условия опять же оказываются условиями общества с рыночным механизмом производства. Если открыть Коран, то в этом можно убедиться фактически, на конкретных примерах…
Итак, мы живем в системе, которая, в итоге, производит, если угодно, деньги. И мораль наша стоит в этой связи. А чтобы она была еще и человечной, для этого у нас есть такие, как отмечено, инструменты, как наука и государство. А еще и свое здравое мышление, направленное, по природе вещей, на защиту положительного в нас и отвращение от всего отрицательного. Если их привести в действие, то можно получить мораль по экономике и экономику по морали. В первом случае мы ставим экономику над и перед моралью, во втором – мораль над экономикой. Выбор остается за нами.
Но здесь обнаруживаются два необходимых условия. (1) Первое из них связано с тем, что мы действуем в системе рыночной экономики и не покидаем ее почвы и пределов. (2) Второе – с самим отношением экономики и морали. «Экономику» обозначает ряд процессов, основывающихся на производстве и идущих от него (производство, обмен и распределение, потребление). В этом отношении безусловным правилом общественной жизни являяется первичность экономики. Это не дискутируется и не оспаривается. А принимается как закон. Ставить мораль перед экономикой можно только в пределах возможностей этого закона. По-другому нельзя! Если даже очень захотеть этой самой справедливости, честности и порядочности. И начать бороться с имморализмом денего, состояния, богатства и т. д. А если «ослушаться», то может выйти и коммунистическая мораль…
Итак, если мы признáем экономику первичной по отношению к морали, то для нас нет никаких преград в том, чтобы «экспериментировать» с этим отношением «по мере». Оно всегда будет в контролируемом нами положении и никогда не сможет выйти за свои пределы. А польза от этого для нас будет состоять в том, что мы будем держать мораль на высоте и не дадим ей пасть до состояния, когда бы ею управляли «аморальные деньги». С учетом возможностей современного мирового исторического процесса это можно делать как в глобальном масштабе, так и в региональном и даже национальном…
А если что-то не получается или получается не так, как надо, то надо начинать, как отмечено, с ревизии государственного механизма. И в первую очередь, с вопроса о том, откуда притекают деньги (налоги) в казну, куда и как они уходят. Этого достатоно для всего! Мы же «договорилось», что всё протекает в рыночном обществе, «головой» которому являются деньги. Потому если начать контролировать их и действовать с ними честно и с умом, то в этом обществе можно решить все проблемы. Даже, если угодно, поставить мораль впереди экономики… Но опять же, «по мере вещей». Если ее нарушить, то равновесие придет в движение и выбросит, простите, мораль туда, где ей и положено быть по механизму жизни. На свое место! Поставит за экономикой. А там, «если зазеваешься», глядишь, и наступил на нее ногой…
Этот момент, к слову, открывает новую грань рыночного общества. Простоту и однозначность его экономического механизма и управления. Всё в итоге переходит здесь в деньги, обретает их форму. Потому владеющий ими, владеет здесь всем… Деньги не имеют печати о принадлежности. Взял в руки и всё! Ты их владелец!.. Такая бесконечная простота!.. Нам кажется, что она тоже «в пользу» рыночного механизма… С государством это обстоит явно сложнее… Говорят, ведь, что всё естественное прекрасно. Наверное еще и потому, что оно просто…
Итак, деньги и еще раз «они же». Таким создано это общество, когда оно рыночное. А оно целиком рыночное. От начала и до конца… И по срезу, и по истории… Нерыночного просто нет! Пытались создать такое. Да только потеряли время. Не говоря уже обо всем остальном… А рынок командует деньгами. Чем же еще, если всё в нем отливается в его форму?! Легко и просто! И годится для всего!.. Правда, мораль «забивает» и всё такое… А ты ругай его! Сколько хочешь!..
Но лучше этого не делать. Не тратить сил за зря… Это не помогает…
А всё потому, что рынок идет от общества, а общество – от человека. Оно всегда такое, как сам человек. Что в нем, то и в обществе… И если ему назначено производить и обмениваться продуктами производства, то это так и будет. И никакая сила этому преградой стать уже не сможет. Так и получается, что производство оказывается естественным состоянием для человека. Это качество несет на себе и его продолжение – обмен (распределение) продутов производства, характеризуемый как «рынок» (как сфера и процесс рынка). А что является естественным, является абсолютным, непререкаемым и безусловным… Уже после него идет всё остальное. И если мы начнем искать «мораль» (нравственность), то найдем ее уже в этом «всём остальном». Это тоже наше естественное состояние… И мы не виноваты в том, что оно такое, что у нас, простите, «такое естество»…
Что «не виноваты», это так? Но верно и то, что ценности у человека запрятаны в его духе и поставлены в зависимость всё от того же рынка. Он может, естественно, сопротивляться этому. Это его право… Но это всё равно не отрицает общей закономерности. А она о том, что если в обществе всё ставится в зависимость от рынка, то в зависимость от него попадают и все духовные обретения и ценности. Это можно видет уже на примере обесцения интеллектуального труда после распада коммунизма… Тезис можно оспаривать, отличая категорию «ценности интел-труда» от категории их «рыночной стоимости». Можно вообще говорить о неизменно-высоком положении духовных ценностей, которое совсем не зависит от того, что дают за них на рынке… Именно потому они и «высокие ценности», подчеркнем это, что не поддаются рыночному «исчислению»… И тем не менее все продукты духовной деятельности сегодня спокойно перемалываются на рынке. Они спокойно покупаются и продаются на рынке, как и любой другой товар. Этим качеством – быть товаром – обладает любой продукт человеческой деятельности и продукт природы, оказавшийся в оуках человека…
Итак, любая вещь на рынке заменяется на деньги. И деньги оказываются не только превращанной формой стоимости (продукта, в котором заключен труд человека, который учитывается в цене продукта на рынке), но и превращенной – до всеобщей и универсальной – формой вещи. Деньги, по мере, могут перейти в форму любой вещи, а она сама, опять же по мере, в форму денег. Для производителя это отношение преобразуется в продажу стоимости на рынке. И она должна быть осуществлена прибыльно. Иначе придется закрыть производство и уйти с рынка.
Рынок имеет как свой, внутреннний, механизм регуляции, так и внешний, государственный. Порой имеет еще и теневой. Потому управлять им по науке и во всеобщих интересах дело сложное и даже виртуозное. Потому и приходится мириться с потерями. Но несмотря на это, общество с рыночным механизмом производства и обмена имеет достаточно сил для того, чтобы заставить рынок работать эффективно и даже с требуемым кпд. Остается только ответить на вопрос о том, откуда взять таких людей?.. Ибо рынок и государство, управляющее им, – естественно, по законам рынка, – это тоже люди. И им свойственны все слабости, которые свойственны людям. О самоотверженности, самопожертвовании, самоотдаче и прочих подобных категориях времен «коммунистического бескорыстия» в рыночной стихии говорить не приходятся. Их в рыночном лексиконе просто нет. Здесь говорят только о деньгах и о том, что делается или решается с их помощью. А обо всем остальном говорят «уже в другом месте»… А самой большой слабостью у людей является их слабость по отношению к деньгам, их совершенная нестойкость перед ними. Это тоже их «естество» и с этим надо считаться. Вспомним слова К. Маркса о том, что «нет такого преступления, на которое не пошел бы капитал» при такой-то прибыли… Можно сказать «при такой-то взятке». Это уже в адрес «сдабого» человека. По отношению к деньгам, разумеется…
Значит остается создавать рыночный механизм с учетом этой человеческой слабости по отношению к деньгам. Нам кажется, что при разуме и честном государстве и в этом нет никакой проблемы…
Злые языки:
– (1) Только сам сказал, что человек слабый, а «в государстве (государственном аппарате. – Ред.) он сильный, что-ли?!
– (2) И я так думаю!
Надо было бы говорить так: «Есть люди сильные и стойкие (по отношению в деньгам. – Ред.). Давайте из первых создавать государство, а вторых – не допускать в него».
– (1) Верно! А то «все люди слабые», а государство, извините, будет честным…
И откуда берется такое?!
А что Всевышний? Он так и будет смотреть на всё это? На произвол денег? На то, как они бросают всё под каблук?..
«Вопрос, конечно, интересный»…
Всевышний, всесильный и единственный помогает тому, кто помогает себе!..
Открой Книгу и читай. И поймешь, как Он это делает… Она диктовалась человеку без образования. А мы – «с университетами». Он понял! А мы, что? Мы не можем понять?!
Читай. Будь исполнительным в предписаниях. Тогда и у тебя будет всё, как у людей. И не потребуется тебе морали прошлой эпохи. А еще и настоянной на мифе. И никакие другие советы со стороры тоже не потребуются… А после этого решай, как быть. Всевышний дал человеку это право. В ответ на это обязал его к ответственности перед собой. И привлечет к ней в положенный день и час…
А теперь еще раз «шапку набекрень»!..
 
В заключение. …Людям принято двигаться вперед. Стоять на месте, переминаться с ног на ногу и «ничего не делать» – это не для них. И не по ним… Потому это их очень угнетает. А если уж решили повернуть назад, то в этом должны быть веские причины… Видимо, они имеются и сегодня, когда мы призываем обратно в коммунизм после двух, примерно, десятилей официального отказа от него…
А вхождение в него, как бы на то сегодня ни смотреть, было самым настоящим обретением силы. Силы… за счет немыслимых потерь! Это особый разговор… Примерно за тот же период или чуть больше того, за 20 с небольшим лет, СССР встретился с силой, покоряющей мир. Не готовый к ней, он тем не менее сумел организоваться «в победу»… Всё шло от коммунизма. Ибо другой силы в России-СССР того периода просто не было…
А к чему готовы или на что способны мы сегодня?.. К тому, чтобы «быть в кризисе»? А еще и оправдываясь тем, что он, дескать, «мировой»?.. Для «державной организации» это «неубедительно»… А планы? Они, разумеется, есть…
Не спросив у людей и ничего не сказав им, не предупредив и не подоготовив их, повалили систему. Не посчитались ни с чем!.. А теперь выясняется, что и «рынок такой», что для спасения от него следует вновь вернуться к коммунизму. Значит и рынок не рынок, если он не может поддержать себя сам, а нуждается для этого в механизмах «утекшей воды»…
Мнение о том, что надо вернуться к коммунизму (СССР) и сделать это хотя бы «частично», широко рапространено. Иначе оно предстает как возможность использовать коммунистические элементы в жизни по рыночной стихии. Несмотря на несовместимость рынка с коммунизмом, в мнении об их взаимодействии на современном этапе, если его рассматривать не абстрактно, а контексте современной истории, нет и противоречия. Коммунизм и рынок оказались поставленными друг перед другом. И каждая стала пределом и границей для другой. А всё, лежащее по линии границы, имеет особенность нести в себе черты их обоих… Но при этом не должна утрачиваться и «основная линия». А коммунистические элементы переходного этапа со временем должны стать элементами жизни по рынку. Ведь уже говорилось о том, что рынок является всеисторическим явлением. В нем и на его почве сформировались элементы, «отошедшие» затем в коммунизм, «минус сам рынок». Значит остается вернуть рынку его общечеловеческое содержание, как то и было во всей истории, когда «не было коммунизма». Значит надо заставить его работать в направлении на общественное благо. Тогда он и будет поддерживать общечеловеческое.
И сделать это тем более легко, что рынок сам по себе ничего, ведь, не производит. Или производство не зависит от него. Он есть процесс и сфера обмена произведенного. Потому от рынка, по большому счету, ничего не зависит и в вопросе ценностей – духовных, нравственных, человеческих… Всё это вынесено за его сферу и начинается уже «после него». Всё это является уже заботой самих людей и общественных органов, созданных для этих целей. А интегральной формой этого органа является, как известно, государство. Пусть оно и заботится обо всем, что требует этой заботы… А еще есть и ум – в форме современной науки. И если привести их в соответствие и гармонию между собой, то ничего, кроме общественного блага и рая на земле не останется. А кризисы… Каждый раз будут переспрашивать… Будут просить объяснить, что это такое? А узнав, что к чему, будут вздыхать и сокрушаться. И выяснится, что собеседники не могут понять того, как при таком обилии «земли, воды, воздуха и огня» люди не могли поделить между собой добро и пали до того, что стали спорили по его поводу, ввергая себя в кризисы, войны и бедствия. И делали это одни «от коммунизма», а другие – «от рынка». Но оба одинаково, простите, от безумия ума и неуемности натуры, перешагнувшей за все пределы меры…
Хорошо, что хоть поняли это! Значит есть возможность понять и всё остальное… Человек не только гуманист. Он и оптимист. И всё опять же потому, что он – человек разумный. И способен понять самую важную истину жизниистину блага для всех
Именно эту альтернативу и предлагает людям Всевышний, призывая их к содеянию доброго (благого) на основе своей веры как веры в Него и Его Слово. Остается быть благодарным Ему за открытие нам этой самой важной истины жизни..
.
Послесловие. …А если продолжать оставаться в состоянии пассивного ожидания – «пусть пройдет кризис, тогда и подумаем», – то только усилится тяга к коммунизму… Разумеется, по праву…
На месте Черкизовского рынка построят стадион. Точнее, восстановят бывший. Со своим названием – «Сталинец» [1]… Несколько непривычное для нашего слуха, но зато очень звонкое для своего времени…
Так неожиданно дает знать о себе ностальгия по коммунизму.
Выходит, каким бы ни был он сам по себе, он достоин того, чтобы быть «и в наши дни». Пока «на слуху»… А как будет потом, посмотрим… А всё потому, что это было героическое и честное время. Время отвержения себя во имя и в пользу всеобщего блага или принесения себя в жертву ему… Покажите нам хотя бы один его пример в наши дни? И все тогда поймут, что мы потеряли. Что ушло из нашей жизни и превратилось в ней «в брешь». Назовите это «политикой», «экономикой», «моралью» или еще чем-то другим или как-то иначе… Уже не имеет значения!..
Значит есть над чем задуматься нынешним писателям и правителям…
Дискуссии 25.06.2009

[1] «В  Москве на месте Черкизовского рынка будет восстановлен стадион «Сталинец». Как сообщает пресс-служба Восточного административного округа столицы, полтора года назад был утвержден проект планировки общественного центра на месте сноса Черкизовского рынка» (На месте Черкизовского рынка построят стадион «Сталинец». – Время новостей (www.vremya.ru/news). 29.07.2009).

Your Header Sidebar area is currently empty. Hurry up and add some widgets.