Кораника
Зампредседателя комитета ГД: Российская модель Ислама – лучшая в мире

Зампредседателя комитета ГД: Российская модель Ислама – лучшая в мире

25.06.2009. Зампредседателя комитета ГД: Российская модель Ислама – лучшая в мире

[25-06-2009] Заместитель председателя Комитета Государственной Думы РФ по делам общественных объединений и религиозных организаций, директор Института политических исследований Сергей Марков определил общие совместные задачи, которые стоят сегодня перед государством и религиозными организациями.

«Первая важнейшая задача – возрождение нравственности, морали, здоровых человеческих отношений в обществе. Имей деньги любым образом, убей, укради, но только имей деньги и деньги как единственное мерило человеческой деятельности. Вот та мораль, которой мы вместе должны и можем противостоять. Самые разные религии являются союзником государства в противостоянии оголтелому имморализму», — считает Сергей Марков.

Второе направление – сохранение общего культурного единства народов на постсоветском пространстве. «Появление новых независимых государств не означает, что люди должны разорвано жить. Пусть будут президенты, флаги, гимны, другие основы государственности, но должно быть обеспечено некое единое гуманитарное пространство, в котором мы можем сотрудничать», — сказал С. Марков.

Третье направление совместной работы – межрелигиозный диалог. Лучшее взаимодействие двух важнейших конфессий – Христианства и Ислама, по мнению Сергея Маркова, можно наблюдать именно на просторах России. «Мы должны максимально развивать эти отношения, — подчеркнул С. Марков. — Я полагаю, что наша российская модель Ислама – лучшая в мире…

Четвертое направление – работа с молодежью… (Ислам.Ру. Новости).
 
От сайта Кораника
 
Прекрасные, что называется, слова! Не согласиться с ними, не приветствовать их просто невозможно!.. 
Итак, на первом месте стоит задача «возрождения нравственности, морали, здоровых человеческих отношений в обществе». Чтобы понять о чем речь, надо прочесть следующую строку. Оказывается, что имеется в виду возрождение морали, которая противостояла морали «производства денег» в современном обществе… И возникает целый ряд вопросов…
1. Ту мораль, которую хотят возродить, принадлежала коммунистическому обществу «на первом этапе». А сейчас какое общество? То самое «машинно- или индустриально-рыночное», которое мы называли «капиталистическим» и с которым боролись «всю жизнь». Боровшиеся распались и сошли на ненй сами собой. Остались те, «с которыми боролись». Естественно, осталась и их мораль. А еще и «боровшиеся», которые стали делать это «по науке» «с эпохи вождей», переняли способ жизни, деятельности и производства тех, с которыми они боролись и которые их перебороли. И не сами, а просто потому, что воевавшие против них «штурмовали небо». Потому они ничего не могли поделать с теми, которые «остались на земле»…
Те, которые воевали «против» и ушли, – а ушли потому, что рассыпались, – ушли со всем своим. Главное, что они ушли «со своим» «в фундаменте жизни» – экономике, производстве и отношениях в этой сфере – от производства до распределения и потребления. Они оставили брешь после себя в этом вопросе. Даже не брешь, а воронку от тонущего корабля-гиганта, в которую засосало миллионы людей «без права на свет»… А когда встал вопрос о том, как быть дальше, пережившие катастрофу не могли придумать ничего лучше, как склониться… в сторону победителей (!). И даже не склониться, а просто признать их силу как единственно существующую или единственно возможную на современном этапе человеческой истрии…
Эта сила победила сначала «в центре событий», в Европе, и уже отсюда стала распространяться на весь мир. Россия, вдохновленная мифическим коммунизмом в форме СССР, стала преградой ей. Но поскольку все социальные мифы рано или поздно дешифруются, обнажая свою сущность как вымысел и фантазия, видение желаемого в реальном мире, – так обнажился и советский коммуничтический миф… Мифы, как фокус, привлекательны до тех пор, пока скрыта их сущность. Как только она обнажается, так им приходит конец. Потому и коммунизм распался «без выстрела в его строну», Канул в историю своей собственной силой, вернее, бессилием. Бессилием по отношению к рыночной экономике. Неспособностью быть там, где есть она… Вот, если бы ее не было?! Но она была! И одного этого было достаточно, чтобы превратить коммунизм «в тень»… В «теневую версию» человеческой справедливости, морали и человеческого счастья…
2. Здесь можно было бы отвлечься на то, откуда берется у рыночной экономики такая сила. Но мы воздержимся от этого в силу самостоятельного характера вопроса. Ограничимся только указанием на сам факт того, что рыночная экономика образца «капиталистической» оказалась сильнее экономики коммунистической образца советского социализма. Это, повторяем, факт. А с фактами принято считаться. Воевать с ними невозможно. Да и смысла в этом нет никакого! Лучше задуматься над вопросом о том, откуда берется сила у рыночной экономики, перед которой не может устоять высшее изобретение «кабинетного ума» – экономика социалистическая (коммунистическая)…
К слову, в Израиле существует такое общественное объекдинение (организация) людей, как кибуц. Оно практикует коммунистический, скажем так, образ жизни. Кому существующая жизнь кажется «безнравственной», «несправедливой», «бесчеловечной» и т. д., он идет в кибуц и живет там «по-справедливому». Пожив немного, возвращается к нормальной жизни. Так человек удовлетворяет свою потребность в справедливой жизни по данной версии или модели кибуца… Нечто подобное имеет место и в вере, ее общинах, сектах и организациях. В отличие от кибуца организации веры практикуют Слово Всевышнего. Говорят, «что практикуют». На деле это порой «не совсем так». Потому для них для всех является проблемой адекватная вера. Ибо от имени Всевышнего может практиковаться только она одна. Всё остальное лежит уже за ее пределами и является измышлением самого человека. Аллах приглшает человека к вере в него и его Слово, а все остальные версии мышления осуждает и запрещает. А еще и наказывает. Потому, кто говорит, что практикует «веру Аллаха», должен уметь еще и доказать это. А доказательство это очень простое. Оно лежит в соответствии практикуемого Слову (Книге) Всевышнего… А еще это соответствие должно строиться на методе науки. Ибо Всевышний предлагает человеку объективное знание, которое в Коране характеризуется как фытрат. Как, впрочем, и сам Коран…
3. Возможно, мы несколько отвлеклись…
Итак, предлагается «возрождение нравственности, морали, здоровых человеческих отношений в обществе». В противовес морали денег, скажем так…
Но мораль коммунизма, противостоящая морали денег, была, простите, при коммунизме (социализме в СССР). Она не только «была там», но и возможна была «только там», на его почве и в его границах. Коммунистическая мораль не может быть там, где производят деньги! У этого общества есть своя мораль…
И вообще о морали известно, что она является вторичным явлением в общественном процессе. Сначала идет производство, а затем уже все общественные отношения на его основе… Речь идет опять же о первичном и вторичном процессах в жизни. Если считать, что первичным процессом является мораль, то для требуемого действия достаточно одного лишь нравоучительного или поучительного слова… Но не проходит, ведь, этот принцип. Зато каждый без усилий может разглядеть действие в обществе сил по направлению от производства и экономики к последующим слоям жизни и социальной организации. Разумеется, не всё и не всегда здесь так жестко и прямолинейно. Но тенденция прослеживается совершенно четко…
Какой смысл в этом случае в морали?
Чтобы «привлечь к делу» коммунистическую мораль – или «некую другую мораль» «подобного рода» – превратить ее в щит против морали денег или инструмент борьбы с ней, следует, для начала… вернуть на место коммунистическое общество… Не подходит! Тогда ни о каком «привлечении» тоже не может быть и речи!.. Остается тезис о том, что каждому обществу своя мораль. Современное обществе производит деньги (в конечном счете, а до нее производит стоимость и прибыль). И делает это на рынке. Потому и всё его мышление, простите, закручено на этом. И не только мышление, но и вся жизнь и практика. Мысля и действуя по-рыночному, он, естественно, переносит этот принцип и на мораль. А куда еще, как ни на нее! Всё в обществе, когда оно «выпадает в осадок» и переходит в человеческие отношения, обретатет форму морали с присущими ей отношениями, идеями и учениями, ценностями и… ностальгией по прошлой «золотой поре»… Мы еще не привыкли к новой системе, она неуютна и неудобна для нас. Словно взяли нас с Земли и забросили куда-то «на Марс» или «еще дальше». Потому первая наша реакция на всё это – это вернуться назад. В коммунизм! С его «госубаюканностью» и верой, верой, верой. В пришествие коммунизма… Отсюда и мораль – старайся от души во имя будущего… Ты не знаешь, когда оно придет. По правде, мы тоже не знаем. Но мы тебе скажем. А ты старайся… Вот по этой морали сейчас и вздыхают… И даже хотят ее возродить. Но как можно возродить то, что возрождается только с телом. А тело не возрождается. Оно осталось в истории. Доступно только из учебников… Таков сказ о советском коммунизме и его морали…
Советское общество было, простите, «большим кибуцем». Все – в котел! А из него – по труду! Между котлом и трудом встала распределяющая рука государства. Социалистического, правда, но тоже организации, имеющей свои интересы. «Народные», но, опять же, свои… Обещали довести дело «до потребностей» (распределения по потребностям). Но дальше «труда» (распределения по труду) так и не пошли. А в этом, простите, ума не надо. Все в мире распределяют по труду и всё в мире распределяется по труду. И даже ниже него… Больше того, в СССР с его «социализмом» на государственной основе сам труд тоже был категорией, так сказать, государственной. И государство само решало, как платить человеку за его труд… Но с распадом коммунизма – «в формате» социализма – не стало, естественно, и этого. Всё пошло по-другому. А в человеческих отношениях вылилось в мораль денег. А теперь мы встаем в эдакую позу непризнания этой самой морали. Значит отвергаем общество, которое пришло с той экономикой, которая порождает эту самую мораль, мораль денег. Но что может породить рынок и рыночный механизм экономики и жизни, кроме того, простите, что может породить… А отвергать и не признавать можно только при наличии альтернативы. А когда ее нет, то может не отвергать, а попытаться понять… Что можно предложить сегодня вместо коммунизма? Есть ли у кого такой рецепт?.. Если бы был, то им бы уже воспользовались. Не дали бы коммунизму саморазвалиться на глазах у всего изумленного человечества… Расчитанная на плавание «в мировых водах» вечной справедливости и благ конструкция развалилась «на полном ходу» и ушла «под воду» «в мгновенье ока». Словно бы спроектировали ее не для дела, а для потехи. Для фокуса. Чтобы все видели, что такое миф и впредь не следовали ему… Чтобы все, наконец, поняли, что прожектерство и эксперименты не принимаются историей. У них у всех один конец – уйти публично, прилюдно «под воду». Чем больше мифа, тем больше и «реакция воды на него». А люди еще будут долго вспоминать славную эру с бесславным концом. Уникальное явление в истории. Единственное и ни на что не похожее. Неповторимое…
И спросить уже не с кого! «Вожди» почили. И будут отвечать перед Богом. А «теоретики» уже на пенсии. Из живых… Да и писали они «для зарплаты», а совсем не для души, как это делали классики социализма (коммунизма). Пусть даже ошибавшиеся… Просто осталась горечь. От «двукратного» бессилия и безумия мысли. Сначала взялись за миф и придали ему форму «конструкции». На это ушло 70 с лишним лет и энергия миллионов людей, плюс понесенные ими неисчислимые жертвы. А потом конструкцию «утопили» своими же руками и прилюдно… Словно надо было срочно избавиться от чего-то «очень нехорошего». До того поторопились, что бросили всё как есть прямо «на середине воды». А, ведь, поначалу обещали перевезти «на тот берег». Если бы люди знали, что конструкция пойдет только «до середины», они разве взошли на нее? И плыли бы на ней поколениями в никуда под флагом одних лишь обещаний и лозунгов?.. Они думали, что плывут «в верном направлении» и действуют «совершенно верно»… Такова была сила мифа. И разум был неспособным противостоять ему… Уже вожди первого поколения (Ленин, Сталин) видели и понимали это. Но еще наделялись на что-то… Последующие уже «не надеялись», а просто продолжали следовать традиции. Правили по коммунистической норме… И были они, по правде, уже совсем не вождями, а просто «генсеками». Или, по современному, менеджерами от партии, управляющими обществом. Оставалось ответить на вопрос о целях и задачах этого управления в условиях признания коммунизма мифом. Но мифом его так и не признали. До тех пор, пока «не затонул сам»… После этого не имело смысла никакое признание. Просто сам собой сошел на нет, чем и доказал то, «что требовалось доказать»… А, вот, если бы спохватились во время и взялись на разум, то может и удалось бы спасти всё ценное в истории мифа… Зачем бросать «на середине воды» то, во что вложен труд поколений? И что является совершенно работоспособным. И вообще, разве отказ от коммунизма требует разрушения социальной системы? А еще и с лишением людей… Кто нашел эту связь? И откуда она пришла в наше общество? Из чьих умов?.. Только ли с коммунизмом расправлялись те, которые сознательно направляли процесс в русло его разрушения? Разве более естественным и здоровым решением не было бы принятие соответствующих мер? Не лучше ли было переделать, приспособить, уйти от ложного, перенести мышление на почву разума. Есть же и наука, и специалисты. И потенциал «железа». Даже 1/6-ая есть… Что еще надо?! Требовался один только разум. Но его не оказалось!.. Побросали всё на середине воды! И годное, и негодное… Никто не подумал о людях… А теперь некоторые гордятся отказом «от однопартиной системы». Дескать, она воплощала собой принцип тоталитаризма. И от нее надо было избавиться [1]… Но крушить общество только для того, чтобы избавиться от «однопартийности»? Других средств для этого разве не было? Таких, чтобы и общество сохранить, и от тоталитаризма однопартийности избавиться?.. В свою очередь, демократия «большинства», «в исполнении» советско-партийной государственной системы, в которой было непонятно, где кончается одно и начинается другое, – это о партии и государстве, – сама была частью коммунистического мифа. И даже не частью, а прямо ее фокусом. Выдавать тоталитаризм за демократию, а власть партии – за волю народа и представлять всё это «в превосходной степени», – дескать, ни у кого такого нет, только у нас! – было «высшим пафосом» системы. А может ее слабостью… «Чуть что», сразу – «они эксплуататоры, а у нас… демократия. Высшая»… Так и прошагали с ней всю историю социализма. А теперь выясняется, что она была «однопартийной системемой». Точнее, тоталитаризмом однопартийности… Разве этого не былол видно с самого начала? А потом на середине пути? А еще и в самом его конце, когда публично заявили о том, что «всё встало». И даже целый период объявили «эпохой застоя»… И всё это повалили на головы людей… Такие, вот, герои – герои-валители (от «валить») – пришли в первые ряды КПСС. А людям потом пришлось выбираться из под обломков. Выбираются еще и до сих пор… А если бы поступили по разуму, то избавились бы сначала от «большого», коммунистического, мифа. А потом и от «микромифоф» «по каждому отдельному случаю». На этой основе сама собой сформировалась бы дальнейшая программа действий. Рациональная и разумная. И ничего ни на чью голову, простите, не пришлось бы крушить. Разобрали бы с умом и смонтировали бы по-другому, по-новому… Королева въехала со средневековья в современность. И сделала это даже «со своим замком и каретами». И никто ничего не порушил… Китай, великий и многочисленный, обреченный коммунизмом «на коммунистический труд», тоже вошел в современность со своей системой. Ничего не порушил, если не считать потерь коммунистической эпохи… И обрел мощь мирового производителя… А у нас всё сокрушили, извели на нет всю нашу мощь, а народ довели до состояния нищеты и неопределенности… И старого уже нет, и за новое не удержаться. А теперь говорят, что «надо было бороться с однопартиной системой»…
Во всем этом есть еще одна, и очень важная, особенность. Что коммунизм был мифом нашего – и для нашего – времени, это доказывает сам факт его самораспада. Но самораспада, направляемого совершенно сознательно и целеустремленно. Это проявляется отчетливо, если сравнить первые годы советской власти с ее последними годами. На первых годах миф поддерживался сознательно. Основной силой было «незнание предмета», темнота, забитость и невежество масс. Их лекго было увести из разоренной и безрадостной страны в сказочную реальность, пообещав им всё, что они захотели. Сказка не значет в этом ограничений… В последние годы социализма встал вопрос о том, чтобы избавитьсмя от него. «Ядера» было много, воевать не имело смысла. Победителя бы не нашлось. Потому применили стратегию «с победителем». Разрушили всё изнутри… Не подумали только о главном. О том, что будет с людьми, их идеалом, историей… И в целом с их будущем… И разрушили всё на голову. Значит разрушали «не сами». «Сами» бы так не поступили. А разрушали «со стороны». Потому «разрушать на голову» – самый откровенный метод «внешнего разрушения». И самый эффективный! Для разрушающих, разумеется. А значит и самый «злой» для тех, на чьи головы он замысливается…
С людьми поступили так! А с идеями и самой историей? Их тоже попытались стереть!.. Историю – из истории, идеи – из сознания, а ценности – из жизни…
Коммунизм был мифом и формой сказочного мышления как духовный продукт, как направление общественного сознания по социальной теме. Но он был еще и материальным процессом истории. Он был реальным историческим процессом. Куда деть это?! Списать? Как это сделать? Пусть найдется «теоретик», который научит нас тому, как это делать? Как «списывать историю»?.. Как «списать» то, что списать нельзя»?.. Она в душе у людей, в их истории и нравах… Куда всё это деть и как от всего этого «избавиться»?.. С памятью и историей шутить невозможно. А предложение о том, чтобы стереть и забыть, является такой шуткой. Единственное, что можно еще сделать, это избавиться от мифов и двигаться дальше по объективной логике исторического процесса. Остается доказать, что посткоммунистическое общество и в самом деле выбрало этот путь…
И именно по причине того, что коммунизм был реальной историей реальных людей, реального общества и реальной культуры, к нему надо быть уважительным. Его мифическое содержание следует отделять от жизни и усилий людей, старавшихся во имя мифического. Потому не их вина, что «миф не получился». Он и не мог получиться!.. А то, что не зависит от людей, от их возможностей, за это и осуждать их нельзя. Это можно только оценить по объективным критериям.
И если делать это так, то советским людям эпохи социализма и «ненаступившего коммунизма», тех кого лозунговая пропаганда называла «строителями социализма» и направляла в лагеря и в самое пекло этого «строительства», – надо ставить памятники. Каждому по одному! Ибо они своим трудом и верой в миф создали то, чего не создал никакой другой народ в мире «с машинами и наукой». Голый энтуизиазм как способ мышления «голого человека на голой земле» создал, поистине, великую истрию. А еще и с таким неслыханным давлением на человека и его уничтожением, как «бурление» с большевистским захватом власти, сталинизм 30-х гг., 2-ая мировая отечественная, крушение идей – в 60-е и крушение вслед за этим самой системы (70-80-е и их конец)…
Всё было в этом процессе закономерным. Построенная на мифе и энтузиазме, она не могла держаться вечно на том, на чем система может держаться временно. А постоянно она держится только на труде. Это был труд на барина и царя в средневековом обществе, и труд на работодателя в современном обществе. Оно же и рыночное общество. И вот уже на этом фоне можно только удивляться тому, как велики возможности труда у человека. А значит и созидательные возможности общества. Если можно было создать величие, «почти» уравновешиевающее собой весь остальной мир, и сделать это только на одном энтузиазме с его мифической идеей, то легко представить себе, что может сделать человек, если одеть и накормить его, платить ему по труду и направлять его наукой времени… Таков еще один урок коммунизма, который столь же велик, как и сама его история…
И теперь нам предлагают отказаться от всего этого (?!). От героической истории героического народа. И непонятно, во имя чего?.. Коммунизм можно было порушить. Можно было порушить даже на головы людей… Но его нельзя заставить забыть. Это не в наших силах!.. Нельзя не сделать его и примером для людей. Чтобы видели и знали! И гордились! И впредь не делали его ошибок… Желаемое может наступить только в процессе труда по разуму и в условиях возвышения человека. А если «пропустить это мимо ушей», то миф снова «зацепит» нас. И вернется в нашу жизнь. Мы вновь станем поклоняться ему и просить у него то, что ему не по силам. Одной из таких версий и является возврат к коммунизму «по статье морали»… Всё будет современным и «даже рыночным», а, вот, мораль, простите, будет… по мере всеобщей справедливости (?!)… Кто и откуда взял такое?! Соединил несоединимое!..
Итак, повторим. Он достоит этого! Коммунизм следует квалифицировать как героическую эпоху героическитх людей в героической стране. Чуть более чем за 20 лет своего существования коммунистическая Россия, в виде, СССР, смогла сокрушить «элитный фашизм» «элитной Европы», к сапогу которого она пала в своем поражении. Затем оказалась в состоянии противостоять богатой и сытой Америке всему НАТО… А ведь народ вышел из бури революции, голодный и холодный, прошел сталинизм и тем не менее был в состоянии добиться того, чего он добился к 60-м годам и до самого своего крушения в 80-е. Если это «не флаг», не гордость и не история, то где они тогда?..
Именно такое понимание коммунизма было бы достойным прощаниемс ним. А заодно и нетленной памятью о нем, славой в его адрес… Идея послужила нам верой и правдой. Она дала нам всё, что могла дать. И не ее вина в том, что она не дала того, чего дать не могла. Но это надо было признать в свое время. А признав, надо было исправлять и исправляться. Начать с себя и завершить системой… Но ничего этого сделано не было. Воюя с коммунизмом, решили, буквально, покончить с системой и людьми. Иначе это не определишь… А теперь пытаются представить дело так, как будто «они» боролись «с однопартийной системой». Значит пытаются опять оправдаться мифом. Теперь в пользу своих действий… Под знаком «борьбы с коммунизмом», а теперь с «однопартийной системой», была поставлена задача расправиться со всем тем, что составляет основу жизни людей. А значит и расправиться с ними самими. Если не эта задача, то коммунизм можно было бы с легкостью ввести в любую новую систему, в том числе и современную рыночную. Ввести и приспособить к ней…
Парадокс заключается в том, что уничтожение системы и расправа над людьми была обставлена как выражение воли самих людей. Их заставили самих, так сказать, собственноручно, проголосовать за это. И родилось еще одно безумие советского коммунистического мышления. Получилось так, что люди сами пожелали того, что никто себе никогда не пожелает… Типичная игра в поддавки советского образца. Практиковалась целых 70 с лишним лет. Ничего не стоило сыграть в нее еще один раз – последний… Голосования советского периода имели известный механизм. Партийный лидер объявлял с трибуны мнение «партии», на деле принятое в узком – или совершенно узком – кругу высших партийных и государственных руководиттелей. «Мнение партии» становилось «мнением народа». Так случилось и в этот раз. Последний. И люди сами дали добро на то, чтобы случилось то, что случилось…
Так своей рукой и был порушен коммунизм. Выстоял против всего и всех, а против «своих» выстоять не смог. И никто не сможет. Порушился и коммунизм…
Подчеркнем это еще раз. Комунизм был, ведь, не только теорией. – Простите, теорией он никогда не был, даже в свои лучшие времена. А был только идеей, сотворенной из мифа. – Он был, как отмечено, еще и реальной жизнью миллионов людей на бесконечных просторах великой СССР и мира. Они трудились и создавали общественный продукт. Среди них порой были очень ценные обретения. Как материального, так и духовного свойства… А теперь давайте топить эту систему… А через десятилетия будем оправдываться тем, что «боролись с однопартийной системой». Вы думаете, что кто-то поверит этому?.. В советское время подобные аргументы можно было приводить совершенно спокойно. Сознание было мифическим, потому оно поглощало всё… Но коммунизма уже нет. И люди стали уже иными, отличающими мифы от реалистического и объективного мышления… Потому тезис о том, что для борьбы с однопартийной системой надо было развалить ее целиком, сравнять с землей, следует взять обратно. И сделать это с извинением. За экслуатацию приема мифа в условиях, когда для этого уже нет никакой почвы…
Коммунизм следует признать, как отмечено, героической историей советского народа. И восстановить эту правду, брошенную сегодня под ноги. Люди должны знать, за что они боролись все 70 с лишним лет коммунистической власти, что они обрели и что потеряли, за что оказались в том положении, в каком оказались… Как это получилось так, что люди проголосовали за свое уничтожение и уничтожение того, что создавали своими же руками? И делали это на протяжении последних трех-четырех поколений… И делали всё это совершенно искренне, от души, за одну лишь идею… Есть ли в истории еще один такой пример?..
А теперь и спросить не у кого… То ли говорить не хотят, то ли сказать нечего…
Советская власть сумела стать мировой силой менее, чем за четверть века (1917-1941). А что мы имеем «после крушения»?.. Исполняется уже почти 20 лет. Млжно делать уже оценки и даже просматривать перспективу… Трудно сказать, что мы пошли вперед в вопросе общественного блага. Скорее, растеряли потенциал СССР в этом вопросе… Зато есть свои сытые с голодными. Как во всем мире! Значит может и потягаться с ним в этом вопросе… У кого, как!.. И можно делать это долго. До самого следующего кризиса. Но для этого надо «прекратить» этот. Это и диктует лозунг дня: «От кризма до кризма – без кризиса»… Естественно, от кризиса до кризиса будет «без кризиса»… Эх, ты, экономика от рынка! Уже и разум помутила! А что будет с моралью?..
Правоприемница подтвердила крушение. И приняла его груз на себя. Предложила новую альтернативу. «Поворотную» для державы. И всё пошло в другом направлени. В обратном… В этом же направлении, естественно, пошла и мораль. То, что ранее предлагалось в направлении «от себя» и называлось «коммунистической моралью», теперь получило движение в направлении «на себя». И мораль стала фокусироваться уже не на общественном благе, как это было при коммунизме с его принципом самоотвержения и самоотдачи, а на собственной персоне субъекта. А сама эта «персона» стала «величиной» при рассмотрении ее через призму рыночных отношений. Именно они и стали направлять общественное развитие. Потому стали направляющей силой и для морали. И рынок дал ей то, что мог дать. Он просто уподобил ее себе. Каков рынок, такова и мораль того, кто живет при этом рынке или при его посредстве. Так что ничего неожиданного и страшного не произошло. Случилось то, что должно было случиться. При смене основы меняется всё в системе. Переход к рыночной жизни стал мерой для всех общественных отношений, нравственных в том числе…
…Ах, рыночная мораль – это мораль денег! Мы не хотим такую мораль! Дайте нам другую! Чтобы в ней деньги на занимали «такое место»!.. Давайте возмущаться и негодовать… Лучше этого не делать, а поразмыслить. Тогда каждый поймет, что другой морали, кроме как морали денег, в рыночном обществе не бывает. Если, конечно, не принять для этого свои меры. Не коммунистические, а, опять же, «свои». То есть такие, которые нейтрализуют роль денег в рыночном обществе и возвышают в нем объективные и вечные человеческие ценности…
А если этих мер не принять, то мораль, простите, придется покупать… с рынка. Зато купишь, какую захочешь! Сколько денег, столько будет и морали! Как, впрочем, и со всей другой покупкой!.. А еще рынок не знает дефицита советского времени. Нескончаемого, чуть-ли не по каждой мелочи. Сегодня есть, а завтра… «Будет! Заходите!..». Всё всегда есть. И всего полно. В том числе и морали!.. «В одни руки» можешь набрать целую охапку. Столько, сколько унесешь. Были бы деньги!..
Так и мораль закрутилась на деньгах. На том, на чем крутится и всё остальное на рынке…
Дискуссии 25.06.2009
(Продолж. следует)

 


[1] Горбачев: Европа впустую потратила 20 лет после «холодной войны» (Reuters, Великобритания). Майкл Стотт (Michael Stott), 13 мая 2009 (Рамблер.Ру. 31.05.2009. – ИноСМИ.Ру).

Your Header Sidebar area is currently empty. Hurry up and add some widgets.